Мастер теней

Satan Tattoo Mater, как он сам себя описывает, шокирующий публику внешностью,  о жизни, творчестве и татуировках. 

У меня вовсе не было идеи заняться татуировкой, меня попросту заставили. Да, это именно тот случай, когда человек начинает не так, как все привыкли слышать: «Я рисовал с детства!» Вот только родился, взял ручку и карандаш, и понеслось. Нет, просто однажды мой друг татуировщик разбудил меня после хорошей гулянки, дал машинку в трясущиеся руки со словами «Тебе не надоело рисовать в стол? Ты должен попробовать татуировать!» И это стало моим образом жизни.

Близкие люди поддерживают меня в том, чем я занимаюсь. Был такой момент, когда я психанул и бросил татуировать, стал работать в офисе. Мама с папой расстроились. Через некоторое время я снова начал делать татуировки, папа позвонил и сказал «Молодец!». Девушка тоже «за», мы так и познакомились, она пришла ко мне учиться.

Никто в моей семье никогда не рисовал и не был заинтересован в этом. Мой папа – начальник в офисе, а мама домохозяйка. «Цивилы», так скажем. В отличие от родителей одного моего друга, они все забиты хардкорными тату. Мы над ним подшучивали, мол с такими-то предками он должен быть настолько крут, как бы соответствовать. Посидели, подумали, и коллективным решением набили ему на ноге сколопендру, вылезающую из вагины. Когда били, администраторы в салоне удивлялись, почему мы с таким интересом разглядываем сайты для взрослых, а мы просто вагину выбирали.

Я никогда не забуду ощущение, как в первый раз держал в руках машинку, как у меня тряслись руки, и как больно было моему колену. Потом я отомстил мастеру, который заставил меня это сделать, своему другу. Я набил ему на ноге предмет, состоящий из трех букв. Рисовал я его сам, так он с ним и ходит. Нам было весело, правда, только нам, а не его девушке.

Машинку нужно чувствовать и понимать, её надо как минимум перенастраивать. Машинка не дает «халявничать», она травмирует при неправильном использовании. Многие начинающие татуировщики об этом не думают.

Татуировка – это образ жизни. Мастер, который меня учил, как-то сказал мне, что он готов продолжать со мной работать при условии, что это станет моим образом жизни. Я сначала не понял его и ничуть не поверил, но сейчас я этим живу: я могу до 5, до 6 утра что-то рисовать, рассматривать чужие эскизы и не заметить времени, а потом через 3 часа проснуться и ехать на работу татуировать. Ну, как на работу? Это одна из лучших работ – причинять боль людям за деньги!

В моей профессии мне больше всего нравится свобода действий, а самовыражение я оставлю для эмо. Я могу выбирать, какого клиента я буду делать, я могу выбирать, что я буду делать. Приходит человек и говорит: «Я хочу, чтобы сделал именно ты! Мне нравятся твои работы, делай, что хочешь».

Я не забочусь о продвижении в социальных сетях, мой внешний вид сам меня продвигает. Если ты хороший татуировщик, о тебе и так будут знать. У тебя и так сделают.  

Я себя не уродовал. Уродуют себя жирные бабы в лосинах.

Выпить кофе перед работой – это некий ритуал для меня. Это очень важно.

Если прислать мастеру чужой эскиз, и он согласится, можно сразу про него забыть. Каждый клиент идет с готовой идеей. Он сидит по несколько месяцев, выискивает себе эскиз, предполагая, что он придет к мастеру, покажет, и тот ответит: «Хорошо, сейчас набьём». Ни один уважающий себя мастер так не сделает.

Бывает, клиент сомневается и не приходит, внеся предоплату. Многие как рассуждают «это первая…я не знаю». Да хоть третья, какая разница! Любая татуировка временная, потому что живем мы лет 50, кто-то больше, кто-то меньше.

Девушкам легче делать татуировки, они всё терпят. Я бы этим существам вообще не доверял!По пять часов под машинкой молча, когда парни на третий час уже прыгают, трясутся, плачут. Как тут доверять-то?

Каждая тату должна быть уникальной. В зависимости от стиля эскиз делается по-разному, но бывают повторяющиеся сюжеты.

Главное рисовать, потому что набивка – это всего лишь техническая часть. Если ты не умеешь рисовать, то ты не сделаешь.

Изначально я рисовал графику, как сейчас я это понимаю, у меня же нет художественного образования. Рисовал всяких рогатых парней, демонов, мне всегда нравились темные сюжеты. Помимо графики я бью WHIP, это очень похоже на dot work. Многие путают, но это гораздо тоньше. В этом стиле тени образованы также точками, но при нанесении WHIP точки меньше и мягче, более плавные. Такие татуировки издалека кажутся теневым, по прошествии времени, даже если пигмент мигрирует и пиксели как-то между собой соединяются, техника позволяет сохранить стилистику тату, т.е. она просто превращается в плавную теневую работу, не становится хуже.

Trash polka для меня – всё-таки больше дизайн. Эскизы в этом стиле я делаю на компьютере: из деталей собираются основные элементы, некоторые дорисовываются на графическом планшете.

Есть ли значение татуировок? Ведь мы не в тюрьме! Не должна татуировка нести в себе значение. Если человек хочет, для него она будет иметь значение, а по сути: мне нравится картинка, хочу чтобы она была на мне. Вот, к примеру, я хочу себе сделать на одной ноге труп свиньи, а на другой труп ребенка. Что ж теперь, это значит, что я люблю убивать детей и свиней?! Да нет, я даже не пробовал! Хотя пора бы…

В татуировках есть понятие шлака. Всякие надписи и иероглифы, скачанные из интернета – это шлак. В таких случаях я отказываюсь, и меня не переубедить. Сделать для того, чтобы заработать, да я лучше в это время порисую для себя. Мне будет приятнее сделать что-то качественное, а не заработать этим шлаком пару тысяч.

Это стало модно быть татуировщиком. Всем хочется, все думают, что это очень прибыльное дело. Ничего подобного! Вложив 6000 рублей в это, ты не сможешь работать. Меня иногда спрашивают, а что надо купить, а как стать. Говорю приготовить тысяч 50 точно, потом может что-то получится.

Мода быть татуировщиком пройдет, как любая мода. Раньше все были фотографами, сейчас все татуировщики, когда-нибудь все станут строителями, и мы будем жить в новых домах!

Меня трясет от питерской тенденции домашней татуировки, когда видишь новости в контакте: “приходите на забивку, сделаю за расходник”. Дело не в том, что люди бьют дома. Дома можно делать классно, я знаю таких мастеров. Дело в том, что бьют все, кто ни попадя – выпьют «Страйк» и начинают иголкой туда-сюда трясти. Они не понимают, что это ответственный труд, это тяжело, бьют что попало направо и налево. Нельзя так, это кожа! Надо понимать, что человеку с этим ходить, а другому человеку это исправлять, а исправлять – это вечный геморрой.

Шоу – это шоу, в том числе и про татуировщиков. Я не смотрю их, потому что знаю, как их снимают, и смотреть там по итогу нечего. Гораздо интереснее пообщаться с каким-то мастером.

В России много крутых мастеров. Очень сильная Сибирская школа татуировки. Они долго и кропотливо работают, но это того стоит. Дмитрий Самохин, конечно же, это очень крутой реализм, прямо принтер-реализм. Я наблюдал вживую, как работает Евгений Pioner Пителин – очень познавательно.

Из зарубежных мастеров я восхищаюсь Green Design, это человек, который рисует хардкорные принты на одежде, а также делает тату в графике очень технично и с темным смыслом. Соответственно, у нас схожие стили, мне очень нравится.

Российскому татуировщику очень легко попасть за границу, если это настоящий профессионал. Там очень любят и уважают российских мастеров. Во-первых, российские мастера круче, во-вторых, дешевле.

Я балдею от сериала «Californication», это грамотный сериал и он прикольный. Хэнк Муди мне нравится тем, что в натуре Муди, и я очень его понимаю.

Из всех мест на Земле я хотел бы жить в Лос – Анджелесе. Потому что самые интересные татуировщики оттуда, и там намного более развит стиль Chicano.

Знаете фильм «Свадебная ваза»? Это арт-хаус, черно-белый и без единого слова. Там одинокий мужчина пытается спариваться со свиньей. Я посмотрел 2 раза. Теперь я себя боюсь.

Сейчас я сам себя мотивирую. Я смотрю на работы Green Design, пока мои не будут сравнивать с его, значит я мало еще поработал. Когда начнут сравнивать, все равно мало… надо чтобы он свои работы с моими сравнивал.


About

Редактор и автор журнала. Не определившаяся птица: ни сова, ни жаворонок - могу спать до обеда, или вскочить до утра. Люблю танцевать на кухне, пока никто не видит. В моей голове много интересных, беспорядочно сохраненных на подкорке знаний, которыми я периодически пользуюсь и, конечно, делюсь с вами.



Marrow magazine  2015 © Copyright