Дизайн для инопланетян: фильм “Прибытие”

“Прибытие” – элегантный, вдумчивый и философский фильм канадского режиссера Дени Вильнёва. На первый взгляд, картина о вторжении инопланетян и страхе, который мы перед ними испытываем. Однако, если присмотреться, огромная роль в фильме отведена красоте в различных её формах.

Героиня Эми Адамс, Луиза – профессор. Здание университета, в котором она работает, выстроено в поражающем воображение бруталистком стиле. Жилище Луизы не менее примечательно – это просто дом-мечта середины XX века. Вся эта эстетика человеческого общества противопоставлена внеземному дизайну космического корабля: Патрис Верметт, художник-постановщик “Прибытия”, погружает нас в мир инопланетных созданий через изучение их вещей.

Работа над фантастикой – всегда вызов. Как признается сама Патрис, она всегда мечтала быть художником-постановщиком в научно-фантастических фильмах. По ее словам, визуальная адаптация книги “История твоей жизни” Теда Чана, по которой снят фильм – один из самых ценных подарков судьбы. Она, как и вся съемочная группа, чувствовали ответственность перед историей, рассказанной Чаном.

Визуальная концепция “Прибытия”

Как вы создали свою визуальную концепцию?

Встречи человечества и инопланетной цивилизации из космоса изображали во множестве фильмов. Некоторые их них вдохновляют больше, некоторые меньше. У каждого из нас были представления о том, как выглядит корабль инопланетян. Мы захотели пойти другим путем и исследовать различные формы. В конце концов, мы говорим об инопланетном мире. Теоретически, существует большая вероятность, что между нашими видами очень мало общего. Я не могу не упомянуть открытость и поддержку наших продюсеров, которые доверили нам исследовать новые миры.

Как вам работать с режиссером Дени Вильнёвым?

Дени – поэт кинематографа. С присущей ему уникальной чувствительностью он исследует человеческую душу. Работать с ним – огромное удовольствие по многим причинам. “Прибытие” стало нашей четвертой совместной работой. Что мне особенно нравится в работе с Дени – широта его кругозора. Он думает вне границ и всегда хочет выйти за пределы ожидаемого. Он сильный рассказчик, командный игрок и чрезвычайно приятный человек.

Каким образом строилась ваша работа?

Процесс всегда начинался одинаково. Прочитав сценарий, я начинаю собирать образы. Они могут быть из книг, моей личной библиотеки, интернета: всё, что пришло мне на ум при чтении сценария – от инсталляций до макрофотографий архитектуры. В каком-то смысле, это чисто эмоциональный отклик на написанное. Затем я собираю эти изображения в мудборды. Тогда Дени и я начинаем обмениваться идеями и устраиваем мозговой штурм о том, в каком визуальном направлении фильм должен двигаться. Это странный, интеллектуальный и интуитивный мэшап. И тут я также должна поблагодарить кинодекоратора Пола Хотте и главного художника- постановщика Изабель Гюэ за то, что заразили нас своим азартом при работе над этим фильмом.

Каково было ваше видение корабля?

Основу идеи для формы корабля положил сам Дени. Он наткнулся на фотографию странной экзо-планеты за пределами Солнечной системы: овальной планеты. Это и стало основой для внешнего облика космического аппарата. Он должен был быть чуждым нашей цивилизации. Мы немного поиграли с овальной формой, чуточку убрали по бокам и сделали одну боковую часть вогнутой. Цвет мокрого асфальта мы использовали, чтобы его поверхность смотрелась как отполированный камень.

Примечательно то, как корабли парят над поверхностью земли. Мы приняли решение о том, что 12 одинаковых кораблей будут аккуратно балансировать в 28 футах от земли. Они избороздили всю вселенную, но воздерживаются от самой посадки. Они прилетели к нам, но именно мы должны сделать последний шаг, чтобы войти в контакт с ними: они так близко и так далеко. Готово ли человечество сделать этот шаг?

Внутри корабля

Что еще вы посчитали важным принять во внимание?

Мы также хотели противопоставить инопланетные технологии нашим жалким попыткам получить к ним доступ. Военные и научные группы приближаются к чуждой оболочке, сидя в задней части белых пикапов, а затем должны сделать шаг в ножничный подъемник, чтобы получить доступ к порталу и подняться в мрачное тело корабля. Мы подошли к делу максимально “буднично”, чтобы история выглядела реалистичной.

Что легло в основу интерьера корабля?

Решение сделать корабль вертикальным стало для нас вызовом. Решение было найдено, когда мы представили, что сила тяжести может измениться, как только военные поднимутся на корабль. Это потребовало бы ещё одного преодоления себя. Научные и военные экипажи Земли должны бы были бы ещё избавиться от дополнительной предубежденности перед встречей с пришельцами. Таким образом, они переходят из того, что осталось от их мира, в гравитационный сдвиг, который приведет их к темному тоннелю. В конце этого тоннеля они увидят яркий свет, который будет вести их. Опять же, идея состояла в том, чтобы создать смешанное чувство опасности и очарованности.

A post shared by @insidemovie on

Закрытое пространство корабля выглядит весьма внушительно. Поверхность стен была создана таким образом, чтобы она напоминала осадочные породы на скалах: этот длинный коридор представляет разные этапы истории и мудрости инопланетной цивилизации. В конце этого туннеля свет ведет нас к большой комнате, где команда ученых и военных, наконец, встречаются с пришельцами. Мы хотели, чтобы эта комната напоминала класс, так как для нас важно было создать параллели между инопланетянами и Луизой. Мы также хотели создать контраст между миролюбивой атмосферой темного корабля и хаосом внутри белых военных палаток. Там [на корабле] должно было быть спокойно, как на картинах Джеймса Таррелла.



About

Founder of Marrow Magazine. Journalist, editor, fan of creative people and art.



Marrow magazine  2015 © Copyright