Прошлое сегодня

Николай Глазов – реконструктор исторических событий и быта людей на Руси XIV в.

«Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм».

Гете И.

Практически каждый из нас видел образ русского воина средних веков и представляет себе быт Руси в этот период. Но не все поймут такие понятия, как «клевец», «бердыш», «колонтарь», «крынки», «гусятница». Как жили люди до правления Петра Великого? Какими предметами обихода они пользовались? Во что одевались? Ответом на эти вопросы может служить «историческая реконструкция».

Коль, расскажи, как ты начал заниматься этим?

Произошло это довольно давно. Мне со школы нравился эпос средневековья, фэнтези, книги Анджея Сапковского (польский писатель-фантаст), мечи того времени. Решили с друзьями для себя начать заниматься фехтованием на мечах, которые делали сами.

Как проходили ваши занятия? И было ли оружие настоящим?

Это были тренировки ради спортивного интереса. Грубо говоря, ребята в доспехах и с мечами били друг друга. Чаще всего орудия оружие изготавливаются изготавливалось из дюралюминия, текстолита. То есть некий макет меча, иногда фантастических форм и размеров, которые представляют собой копию орудий оружия из фильмов или сериалов. Часто эти мечи далеки от исторических прототипов, но в самом начале мы пользовались ими.

Спустя полгода мы узнали об исторических ролевых играх. Они позволяют молодым людям погрузиться в мир героев, примерить их костюмы. Также многие находят себе друзей. До некоторого времени мне было это интересно. Позднее я узнал о направление «историческиеая реконструкцияи». В ней используются костюмы не вымышленных героев, а существовавшие ранее одежды и доспехи с привязкой к региону и времени. Мне стало интересно заниматься созданием настоящих средневековых вещей. Я шью одежду своими руками. Мне очень нравится шить себе одежду вручную – ведь в то время не было швейных машин. Я люблю делать аксессуары из кожи: мешочки, кошельки, сумки прочие аксессуары. При этом я стараюсь соблюдать технологию производства того времени.

Историческия Историческая реконструкция – это нечто серьезноесерьезнее, в отличие от ролевых игр. Здесь уже применяется вооружение, максимально приближенное к средневековому. Есть литературные источники, фотографии археологических раскопок (на нашем сленге «копанина»), сведения из музеев, частных коллекций, что позволяет глубже понять историю. Задача реконструктора – проанализировать, систематизировать полученную информацию и максимально точно воссоздать в жизни. Например, доспехи, маскимально похожие на те, которые ковали в кузницах на Руси в средние века.

Вы создаёте предметы только нашей культуры?

По мере вникания в реконструкцию, становиться очевидно, что различные регионы и эпохи отличались друг от друга. Мне понравился внешний вид и традиции Новгородского княжества. Я заказал себе доспехи, которые относились к XIV веку. И так повелось, что начал заниматься именно этим периодом. Мои друзья занимаются различными направлениями в реконструкции. Раннее средневековье – это языческий период IX – XI века: викинги, древние славяне. Позднее средневековье XI-XV века: рыцари, крестоносцы, тамплиеры.

Важная эпоха в реконструкции – это XII – XVI века – это относительно сложный для реконструкции Руси период. Сложно трудно приблизить еёприблизиться к оригиналу, потому что у нас на это время мало сведений о ней. В Европе сохранилось много источников с описанием предметов, а у нас нет. Другое дело – ранее средневековье. В это время людей хоронили в могильниках со своими вещами, оружиями, ювелирными украшениями.

Расскажи, почему именно Новгород?

Новгород в XIV веке был как отдельное государство, то есть самостоятельное княжество которое не входил в состав Руси. Отсюда понятие «Вольный Новгород». Он так же был на уровень выше других городов Руси во многих аспектах: обладал сильнейшими торговыми связями с Европой и мощным вооружением.

Были ли какие – то отличия между различными княжествами на Руси в быту?

Глобальных особенностей отдельных районов не было – одни и те же люди, один и тот же быт. Вообще, Древняя Русь состояла ит из двух основных этносов – восточные славяне и финно-угры. В силу географического положения этих племён, они смешались со славянами и стали единым народом.

Коль, а есть какие – то направления в реконструкции?

Начну с того, что это движение существует уже на протяжении 20 лет. В реконструкции существует два подхода. Либо делать всё самому по имеющимся описаниям, либо поручить изготовление мастеру. На сегодняшний день реконструкция – это, как индустрия,. Она предполагает три направления. Первое – организация военно-исторических фестивалей. Проводятся они в тёплый период: с мая по сентябрь. Второе – это ремесленничество на основе коммерции. Не каждый может себе позволить сделать, к примеру, доспехи, поэтому это делают мастера. Профессионалы делают предметы, максимально приближенные по текстуре. Третье – ремесленничество в качестве показательного шоу наподобие ярмарки. Мастера организуют средневековый инструментарий, полностью соответствующий находкам и описаниям. Изготавливают перед Вами на полевом горнедеревянный горн, металлическую подкову, стеклянные бусы.

Вы делаете акцент на военные сцены или бытовые?

Вообще движение называется «военно-историческая реконструкция». Поэтому основные мероприятия фестиваля связанны именно с военным блоком. Естественно, без бытовой составляющей фестивали не проводятся. Клубы или же отдельные участники выезжают на них с бытовыми предметами эпохи, которую они реконструируют. Это шатры, мебель, столовые и костровые приборы.

Эти фестивали проходят по сценарию?

Фестивали проходят три – четыре дня и у них нет чёткого сценария. Это больше набор мероприятий, возможность всем встретиться и пожить в той эпохе. К примеру, утром лучный турнир, днём конное состязание, вечером конкурс полевой кухни. В кухне прибегаем к историческим рецептам.

Вы изображаете военные события, которые действительно были?

Историческая реконструкция лишена театрализованной и детальной постановки какого – либо события. Может быть, они проводятся внутри клубов, но реконструкция, по в большей степени, инженерная деятельность.

На фестивалях показывают сражения, но разрабатывается собственный сценарий, на основе тактических приёмов чаще всего используемых в средние века. Всё потому, что в летописи они описаны не полноценно. Да и к тому же, сражения явно не были получасовыми.

А вы сотрудничаете с кем – то из-за рубежа?

Да, есть друзья из-за рубежа. Я хотел рассказать про спортивную составляющую реконструкции – историческое фехтование. Это турнир в доспехах и с мечами, который делится на три направления: бой один на один, групповой бой – пять на пять, командный бой. Как правило, в них участвуют спортсмены высокого уровня. Суть боя в первом направлении – выиграть по очкам, либо по нокдауну. Второе и третье – по принципу «пока на ногах». Третье направление – это так называемый «Бугурт». Когда все бойцы делятся на два отряда и выступают друг против друга. Как раз в турнире командтурнирах участвуют бойцы из разных стран. Самый большой военно-исторический турнир – «Ббитва наций». К примеру, в прошлом году участвовало порядка двадцати государств.

Насколько это травмоопасно? У тебя были травмы?

Серьёзных травм не было. У футболистов их больше. Бойцы все хорошо экипированы, поэтому опасную травму получить тяжело. Но бывают лёгкие сотрясения, порезы, синяки, рассечения.

Каждая страна представляет тему своей культуры?

Нет – нет. Преимущественно превалирует (масломасляное?) реконструкция стран Западной Европы, так как доспехи и вооружение этих стран максимально подходят для полноконтактных сражений. Многие государства занимаются этим довольно давно. Наиболее опытные в этом плане – это Белоруссия, Украина, Польша. Приезжают даже с США и Австралии. Могу сказать одно – русские бойцы на голову превосходят соперников в силе и умении драться. Как я уже говорил – у нас большой опыт в этом.

Проводятся ли фестивали за границей? И был ли ты там?

Фестивалей проводится довольно много, но я на них не был. Что касается антуража, то в европейская реконструкция гораздо более развита. Скажем так – наши парни хорошо дерутся, а они хорошо выглядят. Наиболее популярный зарубежный фестиваль проводится в Польше. Каждый год он посвящен битве при Грюнвальде. Это сотни тысяч зрителей, тысячи участников – самое грандиозное событие. Есть и фестивали поменьше – “Living history» («Живая история»). Они, по большей степени, направлены на детализацию быта того времени.

Скажи, какие ощущения испытываешь, когда надеваешь на себя костюмы средневековья?

Поначалу был трепет: «О, какую красивую я сшил себе рубаху, покажу парням». Сейчас такого ощущения нет. Больше интересно уже встретиться с друзьями на фестивале и просто пообщаться. У нас есть друзья, которые занимаются реконструкцией татаро-монгол. Здорово пожить у них в юрте, отведать полевой кухни.

А есть какие – то традиции, обряды, посвящения в клуб?

Поскольку я не состою в клубе – конкретно я не знаю. Но есть военно – исторические клубы, у которых есть уставы. Они чем – то сравнимы с армией.

Чтобы войти в клуб есть ограничения?

Как таковых ограничений нет. Единственное – руководители клубов взрослые мужчины и обладают отцовскими началами. Могут отговаривать от курения, выпивки.

Почему ты не состоишь в клубе?

Когда я начал заниматься этим, клубы не соответствовали моим представлениям о реконструкции. На мой взгляд, облик людей в клубах на тот момент отличался от описаний из источников. Подчиняться расписанию и правилам клуба я тоже не хотел. Мне было интересно самому изучать этот предмет. Тем не менее, это не помешало мне найти друзей из этой среды.

А ты не хотел создать свой клуб?

У меня даже не было такой мысли. Ведь нужно нести ответственность за молодых ребят, воспитывать. Мне интересно проводить время с друзьями. Находиться в отношениях «руководитель – подчиненный» мне не хочется.

Как твои родители относятся к твоему хобби?

Поначалу, конечно, они переживали. Так как я с раннего возраста поначалу занимался ролевыми играми, родители видели мои ролевые шлемы и мечи. Когда я перешел на историческую реконструкцию и начал приносить какое-то железо, ткани, топоры (улыбается), то родители поняли, что меня не отпускает и смирились с этим.

Ты приглашаешь их на фестивали?

Зрители фестиваля могут посещать площадку только один – два дня. Как правило – это вечер пятницы и утро субботы. В силу удалённости проведения фестивалей, мои родители еще не добрались. Но я показываю им фотографии, и они уже имеют представление о том, чем я занимаюсь. Возможно, в будущем они доедут (улыбается).

Что может заставить тебя перестать заниматься этим?

Когда хобби перерастёт в монотонную деятельность или найдется другое увлечение. Пока этого не произошло. Я надеюсь, это и не произойдёт. Пару лет назад пришла мысль: «Я уже сшил всё, что хотел и доспехи у меня отличные». Казалось бы, ничего нового не придумаешь, тем более что источники реконструкции Руси такие довольно скудные. Моим движком для продолжения этого стал конец XV века в Западной Европе. Мои друзья занимаются этим периодом и последние два года она последнее время переманивают меня к себе (улыбается).

В ходе беседы ты упомянул жену? Вы познакомились с ней на фестивале?

Да, мы познакомились с ней на одном из мероприятий. Она занималась Францией XIV века, в частности, турнирами. Её клуб подвергся значительным изменениям и в итоге он распался. Сейчас мы занимаемся реконструкцией вместе.

«Исторические реконструкции жутко положительно влияют на людей. Общение в этом процессе с людьми разных профессий и должностей, стираюет грани социального положения».

Николай Глазов


About

Founder of Marrow Magazine. Journalist, editor, fan of creative people and art.



Marrow magazine  2015 © Copyright